Herby – витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

Предисловие

Последний раз я видел Карманный Справочник Мессии в тот день, когда выбросил его.

Я пользовался им так, как меня научил в «Иллю­зиях» Дональд: задать вопрос в уме, закрыть гла­за, раскрыть книжку наугад, выбрать правую или левую страницу, открыть глаза, прочитать ответ.

Долгое время это работало безотказно: страх то­нул в улыбке, сомнения разбегались прочь от не­ожиданного яркого прозрения. Меня неизмен­но задевало и развлекало все, что сообщали эти страницы.

И в тот черный день я еще раз доверчиво рас­крыл Справочник. «Почему мой друг Дональд Шимода, которому действительно было что ска­зать и чьи уроки были так нужны нам, почему, почему он должен был умереть такой бессмыс­ленной смертью?»

Открываю глаза, читаю ответ:

В этой книге все может оказаться ошибкой.

Мне вспоминается это как вспышка мрака — внезапно охватившая меня ярость. Я обращаюсь к Сравочнику за помощью — и вот это ответ?!

Я с такой силой запустил книжонку над безы­мянным полем, что ее страницы испуганно за­лопотали, вздрагивая и переворачиваясь. Она мягко спланировала в высокую траву — я даже не посмотрел в ту сторону.

Вскоре я улетел и больше никогда не бывал на том поле, затерявшемся где-то в штате Айова. Бессердечный Справочник, источник ненужной боли, пропал.

Прошло двадцать лет, и вот приходит ко мне по почте — через издателя — бандероль с книгой и вложенным письмом:

Дорогой Ричард Бах, я нашел ее, когда пахал отцовское соевое поле. На четвертой части поля у нас обычно растет только трава на сено, и отец рассказывал мне, как вы однаж­ды сделали там посадку вместе с парнем, которого местные жители потом убили, решив, что он колдун. Впоследствии это место распахали, и книгу засыпало землей. Хотя поле многократно вспахивали и бо­роновали, никто ее до сих пор ка­ким-то образом не заметил. Несмо­тря ни на что, она почти не по­страдала. И я подумал, что это ведь ваша собственность и, если вы еще живы, она должна принадле­жать вам.

Обратного адреса нет. На страницах сохрани­лись отпечатки моих пальцев, испачканных в машинном масле старенького Флита, а когда я раскрыл книжку веером, из нее высыпалась гор­стка пыли и несколько засохших травинок.

Никакой злости. Я долго сидел над книжкой, от­давшись воспоминаниям.

В этой книге все может оказаться ошибкой. Конечно, может. Но может и не оказаться. Ошибка или не ошибка — это не книжка реша­ет. Только я могу сказать, что для меня не ошиб­ка. Ответственность на мне.

Со странным чувством я медленно перелистывал страницы. Неужели ко мне вернулась та самая книжка, которую я когда-то давным-давно за­швырнул в траву? Пролежала ли она все это вре­мя недвижно, присыпанная землей, или же изме­нилась и стала в конце концов чем-то таким, что необходимо увидеть будущему читателю?

И вот, закрыв глаза, я еще раз взял книжку в ру­ки и спросил:

— Дорогой странный загадочный томик, зачем ты ко мне вернулся?

Я некоторое время перебирал страницы, а затем открыл глаза и прочитал:

Все люди, все события в твоей жизни возникают потому, что призвал их туда ты.

Что ты будешь делать с ними — решать тебе.

Я улыбнулся — и решил. На этот раз, вместо то­го чтобы швырнуть книгу в мусор, я решил оставить ее у себя. И еще я решил не класть ее в пакет и не прятать подальше, а предоставить читателю возможность самому в любое удобное время раскрыть и перелистать ее всю. И при­слушаться к шепоту ее мудрости.

Некоторые идеи, обнаруженные в этом спра­вочнике, я высказывал в других книгах. Вы най­дете здесь слова, которые читали в Иллюзиях, Единственной, Чайке Джонатан Ливингстон, За пределами разума и в Хрониках хорьков*. Жизнь писателя, как и читателя, складывается из вымыслов и фактов, из того, что почти случилось, наполовину запомнилось, когда-то приснилось... Мельчайшая крупица на­шего бытия — это история, которую может проверить кто-то еще.

И все же вымысел и реальность — настоящие друзья; единственное средство передачи неко­торых истин — язык сказки.

Например, Дональд Шимода, мой неподатли­вый Мессия, — это вполне реальная личность. Хотя, насколько мне известно, у него никогда не было смертного тела или голоса, который кто-либо, кроме меня, мог слышать. И Хорьчиха Шторми тоже реальна и летает на своем миниатюрном транспортном средстве в са­мую страшную бурю, потому что верит в свою миссию. И Хорек Харлей в ночной тьме броса­ется в морскую пучину, потому что спасает своего друга. Все эти герои реальны — и они дают жизнь мне.

* Издательство «София», 1994-2004.

Довольно объяснений. Но, прежде чем унести этот справочник домой, все же проверьте его прямо сейчас, убедитесь в том, что он работает.

Задайте вопрос в уме, пожалуйста. Теперь За­кройте глаза, раскройте книжку наугад и выбе­рите левую или правую страницу...

Ричард Бах